Навигация серебро
Иконка Вк серебро Иконка Фб серебро Иконка Инстаграм серебро Иконка Ютуб серебро

За бикс

2014
Обложка альбома За бикс
1. Стройдеталь

Cтройдетальский субботний вечер.
Трутся биксы в разбойной краске.
Пожилой хвостопад-разведчик
Нам в авоське несет айваску…
К смачной точке галдеж о «денгах»
Не приблизился ни на йоту
Из балкона орёт ВаЕнга.
Или ВАенга, …как её там?

2. Подруга юности моей

Моя любимая лежит среди зомбей
В краю подземных огнедышащих вулканов.
Мы с ней в песочнице варили голубей,
И засыпали под вечерний звон стаканов.
Гармонь стонала, приплывали мандюли.
Из злых гляделок матерей хлестали ливни.
И как над Волгою степные журавли,
Летели на пол их рандолевые бивни.
От постных взрослых заманух слетела блажь.
Притоны томных, монотонные повторы…
Спалили наш волшебный ёлочный шалаш
ПетикантрОпы из строительной конторы.
Заплыло рыло от похмельного поста.
Заплёл мизгирь узоры смерти на ладони.
Глаза горят огнём из чёрного креста.
Блуждают в дымке махаоны над мардонгом.

Pretty Woman- beauty supper.
В Ад на дровнях тихой сапой.
Там смешной уроборосс
Поцелует в ямку, где был нос.
Плачет мама, плачет папа –
На дверях воронья лапа.
Ты в гробу такая лапа!
По семи кругам в последний кросс!

Срывали люди нас с намыленных петель.
Тельняшку черную дотла стирала Лета.
И самогон я приносил в её холодную постель,
Как панацею от тревожного рассвета.
Мы станем сорною травой среди камней,
И нас растопчет в прах могучая Рассея.
Уже давно гудит паром, подруга юности моей!
Тебя зовут на светлый праздник новоселья.
Так не грусти, подруга юности моей!
Тебя давно уже не ждут миры иные.
Мы превратимся в сизокрылых голубей,
И, как лекарство, примем ванны земляные…

Pretty Woman- beauty supper.
В Ад на дровнях тихой сапой.
Там смешной уроборосс
Поцелует в ямку, где был нос.
Плачет мама, плачет папа –
На дверях воронья лапа.
Ты в гробу такая лапа!
По семи кругам в последний кросс!

Моя любимая лежит среди зомбей
В краю подземных огнедышащих вулканов.
Мы с ней в песочнице варили голубей,
И засыпали под вечерний звон стаканов.

3. Терпеть, рожать, работать, умереть

Поголовья мужей падёж. То дохляк, то бухой дебил.
Ты кого-то, в натуре, ждешь, чтоб кормил-наряжал-не-бил.
Ночь прошла. И сопливый сквирт в умывальник исторг ходок.
И растаял в стакане спирт. Прозвенел заводской гудок.
Он оставит под дверью ключ, и глазунью твою не съест.
Косоротый, худой как плющ, сгинет прочь, обоссав подъезд.
Ну а ты распахнешь окно, засмолишь в леденящий смог,
Проскрипишь: «Мужики – говно!»… Да и этот опять не смог.

Отцов твоих отцы – не датские принцЫ. А ушлые смешные алкоголики.
С наукой раньше срока прогореть.
И будут тебя драть не альфа-не самцы, а будут тебя драть пивные лёлики…
Терпеть. Рожать. Работать. Умереть.

Забубнит голубой экран: на Борнео долбЯт белуг,
По Медео шуршит джейран, на майдане ебашат лук.
За кордоном – прекрасный Он, море денег и рай земной.
В мутной вазе гниёт пион на окошке у проходной…

Отцов твоих отцы – не датские принцЫ. А ушлые смешные алкоголики.
С наукой раньше срока прогореть.
И будут тебя драть не альфа-не самцы, а будут тебя драть пивные лёлики…
Терпеть. Рожать. Работать. Умереть.

4. Бантики

В доме шумно, в доме гам, в доме музыка.
Пацаны расслабляются водкою.
Ты валяешься голой на мусорке,
Вся в слезах и избитая плеткою.
Над тобой, малолетней кокоткою,
Надругались циничные взрослые.
Ты себя утешаешь иголкою -
Кушать (б)уй под "марфой" всегда сноснее.

А когда-то у тебя были бантики.
Ты была розовощекою плаксою.
Озорные конопатые мальчики
Тебя в школе дергали за косу.

Ты была в классе первой красавицей.
И читала про любовь всяки книжицы.
Но однажды нажралась до беспамятства
И ощутила, что в тебе кто-то движется.
А кровь текла по ногам,
А ты стонала и охала.
От экстаза чуть башкою не сбрендила.
А наутро проспалась и не вспомнила
Незнакомого того благодетеля.

А когда-то у тебя были бантики.
Ты была розовощекою плаксою.
А теперь ты понимала, что мальчики
Только в школе дергают за косу.

И ты отбросила своих мишек плюшевых,
Стала водку жрать, душиться и краситься.
Убегала, маму с папой не слушала.
Приглашали в кабаки старшеклассники.
Подходили похотливые цунары,
Отпускались комплименты шаблонные -
И сажали на приоры, да в бумеры,
Да возили напролет ночи лунные.

А когда-то у тебя были бантики.
Ты была розовощекою плаксою.
Озорные конопатые мальчики
Тебя больше не дергают за косу.

Фантастичен был прыжок в мир безжалостный.
Ты шагала по земле с буквой алою.
Из проверенных друзей лишь осталися
Шприц, поллитра да гондон вместе с ганджею.
А в доме шумно, в доме гам, в доме музыка.
Кобели добиваются палочки.
Ты валяешься голой на мусорке,
Вспоминая свою милую мамочку.

А когда-то у тебя были бантики.
Ты была розовощекою плаксою.
Озорные конопатые мальчики
Тебя в школе дергали за косу.

5. Катой

У катоя седая прядь… Жалкий выкрест, широкий спрос
Lady-Boy. А по-русски – «блядь». Гоу-гоу, по хую мороз.
Выпил Бангла твою красу. Пухнут скулы, наряд простой…
В предрассветном седьмом часу горько плачет седой катой…

На полях вызревает рис. В океане – креветок тьма.
Ты с судьбою своей смирись. Соком манго горят дома.
В них солдаты кипят слюной по твоим молодым грудям.
Мать твердит: «Не рыдай, родной!...Пашцам гОлодней, чем блядЯм!»

Ты на глотке глуши басы, расставайся с милым дружком.
Принесем тебя в жертву, сын! И до рая пройдешь пешком.
Чтобы легче жилось семье. Чтобы младшенький стал ментом
И сидели в суде на скамье все, кто ходит в публичный дом…

6. Проебал

Она бы пошла в избу за тобой на пламя,
По тёмным, недвижным водам, на дно в 20 000 лье.
Стереться в песок и стать твоей молчаливой мебелью,
Послушной песцовой спутницей в дареном тобой колье.
Кормилась твоим огнём, летела б бутылкой жгучею,
Сияя над баррикадами под пенье стальных цимбал.
Победу встречать вином, в Раю возлегать под кущами
С тобою – Грозою Севера. Но ты ее проебал…

Она бы пошла с тобою к сибирским рудам,
За чифиром в грязной кружке, за тубиком, гнить в барак.
Она бы смогла легко стать твоей добычею,
Стерпела б удар дубиною и мокрый пещерный мрак.
А после телячьих нежностей в тревожных советских сумерках –
Ты мчался б с букетом краденым, восьмеркой в окно лабал.
И вместе, наливки треснувши, отправились б на окраину
Шизить с вашим пёстрым юнити… Но ты ее проебал.

В любой незавидной участи, на самой паскудной должности,
Была бы тебе опорою, единственной и родной.
Она бы смогла сносить побои твои и выходки
До самой костыльной старости таскать за тобой судно.
Спасать в самый длинный срок иконою под подушкою
В старухе-тюрьме камышинской среди мусорских хлебал.
И в письмах дарить тепло, что наглый дубак не вытащит
Со связанным ею свитером… Но ты её проебал…

7. Два степных орла

Два степных орла с солью на крылах
Мчали к водопою на район.
Пусть картечь отмоет наши кости добела,
Знай: моё сердце – твоё.

Кровяная мгла, город на костях.
Мины крепко спят и ждут боёв.
И пускай меня Палладе скормят по частям,
Знай: моё сердце – твоё!

Пусть ты далеко, и поёшь не мне,
Но тобой, как прежде, упоён.
По волнам ко мне несётся твой волшебный смех,
Знай: моё сердце – твоё!

Ливнем над барханами, солью над курганами
Трели чудноокой пронеслись.
Взорами-лавинами, как хмельными винами,
Очи Воя вдоволь напились…

На погосте спит молодой солдат.
На плече – святая буква «Ё».
И пускай меня затащат с потрохами в Ад,
Знай: моё сердце – твоё!

8. Форест Гамп

Избалованная вздохами мужчин.
Недоступна, горяча и элегантна.
Сквозь прослойку затуманенных личин
Ты смотрела свысока на Форест Гампа.
Он носил тебе бумагу на толчок
В коммуналке ленинградской небогатой.
Ты смеялась: "Вот навный дурачок!"
И дразнила недотепу Форест Гампа.
Потому что только он тебя не лапал,
И один по-настоящему любил.

В восемнадцать, не менжуясь, на стриту
Раздавала тело принцам суррогатным.
В будке "краза", с хуем драйвера во рту,
Ты с тоскою вспоминала Форест Гампа.
Чуваки резину жгли под животом,
Гоготали, как над шутками Урганта.
Не подмывшись, засыпая под винтом,
Ты с тоскою вспоминала Форест Гампа.
Потому что только он тебя не трахал
И один по-настоящему любил...

Далеко-далеко, за бескрайней рекой,
Скачет принц у лесного массива.
А тебе - в черный мрак. По течению вниз.
Затусить и подохнуть красиво.

В посттусовочной армаде абстинух
Черный зуб не перемалывал поганку.
В ржавых ваннах, полоская вагину,
Ты с тоскою вспоминала Форест Гампа.
В сурских банях снова шманцы до зари.
"Шардонэ" с афганкой - в мозг слепящей рампой.
И тебя по кругу пустят блатари.
Ты вздохнешь и снова вспомнишь Форест Гампа.
Потому что только он тебя не пиздил,
Даже пьяную и сраную любил...

И снесут тебя на нашенский погост,
Красоту такую вылитую мамку.
И на холмике единственной из роз
Будет роза недотепы Форест Гампа.
Он один из всех кладбищенских не плакал,
И один по-настоящему любил.
Он один из всех кладбищенских не трахал.
Даже пьяную и сраную любил.

Далеко-далеко, за бескрайней рекой,
Скачет принц у лесного массива.
А тебе - в черный мрак. По течению вниз.
Закусить и подохнуть красиво..
Затусить и подохнуть красиво...

9. Клопы

Вспомни себя доходяжною палкой,
Прилежною девочкой-паинькой.
Клиенты не били тебя по лицу,
А в ночь приходил Дед Мороз.
Ты мёрзнешь на трассе с хабалками.
Есть прайс и другая мамочка.
И Карлсон сто лет как дорогу забыл,
Дорогу на улицу Роз.

Вспомни себя малыша-горбунка.
Тогда ты расчесывал волосы
Смешным гребешком на дурацкий пробор.
Брал ранец и шел в первый класс.
Теперь ты сидишь от звонка до звонка.
В тельняшке лишь черные полосы.
Маманю по лету снесли на погост.
Кровинку совсем заждалась.

Вихри враждебные взвилися.
Жнец убирает снопы.
Смилуйся, Господи, смилуйся!
Мы тупы, мы слепы, мы клопы.

Вспомни себя, карапуза с бубоном,
Васюткой с коллекцией вкладышей.
Там были и «Турбо», и «Бомбимбом»,
Нашивка с секретным «Fuck You».
Сейчас ты горлянку полощешь бурбоном,
И «Форд» не берёт тебя за душу.
Уже не сравнять ни киркой, ни кредиткой
Кривую дорожку твою.

Вспомни себя восьмилетнего шкета.
Тогда ты мечтал стать разведчиком.
В траншее за домом гремела война
И пуля тебя не брала.
Теперь ты стреляешь одни сигареты
И мелочь с утра и до вечера.
Штурмуешь лишь только пивные ларьки.
Ползёшь, как пластун, до стола…

Вихри враждебные взвилися.
Жнец убирает снопы.
Смилуйся, Господи, смилуйся!
Мы тупы, мы слепы, мы клопы.